Газета РБК о замороженном йогурте YOGUMI

Мировая мода на низкокалорийные продукты затронула и рынок мороженого: в России открылось более полусотни кафе, специализирующихся на свежезамороженных йогуртах. Стратегии разные: московская Tutti Frutti приобрела франшизу у американцев, а краснодарская Yogumi сама адаптировала оборудование и рецепт.

Московская Tutti Frutti

В Россию мода на замороженный йогурт пришла из США: почти все российские производители начинали свой бизнес с распространения американской продукции. «Мне больше по душе «классика» – я люблю сливочный и ванильный йогурт с фруктами или ягодами», – рассказывает сооснователь российской сети кафе Tutti Frutti Владимир Райх. Вместе с женой Татьяной в августе 2012 года он купил франшизу американской компании Tutti Frutti Frozen Yogurt, на тот момент управлявшей йогурт-барами более чем в 45 странах. В прошлом – инженер-программист и сотрудник строительной фирмы, он давно хотел начать ресторанный проект, и идея продавать замороженный йогурт показалась ему интересной. Вместе с женой и отчимом Райх обходил йогуртовые кафе в разных городах США, чтобы выбрать лучшего франчайзера. Tutti Frutti понравился Райхам обилием вкусов (сейчас в сети – почти 90 наименований) и необычными рецептами (например, в каталоге можно найти йогурт со вкусом красной фасоли или мятного шоколада). Мастер-франшиза обошлась Райхам довольно дорого: точную сумму Владимир не раскрывает, отмечая лишь, что паушальный взнос находился в диапазоне $0,1‒1 млн. Компания работает в среднеценовом сегменте – средняя сумма заказа составляет $8‒10. Первая точка Tutti Frutti открылась в торговом центре «Рио» на Дмитровском шоссе в декабре 2012-го. Предприниматели предпочитают арендовать площади в торговых центрах, так как уличные кафе востребованы только во время короткого российского лета. Сейчас у Tutti Frutti шесть собственных точек в Москве и 18 кафе, открытых по субфраншизе по всей России. Партнеры из регионов платят Райхам $25 тыс. поушального взноса и роялти – 4% от выручки. Они получают доступ к технологиям и рецептуре Tutti Frutti. Йогурт готовится на специальных машинах, которые Райхи привозят из США. В его основе – специальная закваска, ее также поставляет владелец бренда, которая размешивается с молоком и взбивается миксером. Поставки фруктов, ягод и сладких добавок предприниматели должны наладить сами. Инвестиции в оборудование нового кафе (покупка машин для приготовления мягкой йогуртовой «пасты», оборудование витрины и помещения и т.п.) составляют $120‒215 тыс. в зависимости от того, хочет ли партнер открыть «островок» в торговом центре или полноценное кафе на 30‒40 человек. Райхи организуют работу команды по контролю качества в партнерской сети ресторанов, а также покупают рекламу на радио и в печатных СМИ. За два года работы генеральные франчайзи Tutti Frutti привлекли в бизнес около $2,5 млн инвестиций – это деньги частных лиц – друзей семьи и банковские кредиты. Бизнес вышел в прибыль только в июне этого года. Сейчас Райхи зарабатывают около $1‒1,2 млн в месяц, но все деньги реинвестируют в открытие новых точек. До конца 2014-го они намерены открыть еще 16 кафе – собственных и франчайзинговых, а в 2015-м – расширить сеть до 120‒450 точек. «Это довольно сложный бизнес, зато выручка йогурт-кафе вполне может быть на уровне хорошего ресторана – $3,9‒7,2 тыс. в день», – резюмирует Владимир Райх.

Краснодарская Yogumi

Конкурент москвичей – создатель сети киосков с лимонадами и молочными коктейлями Yogumi (головной офис в Краснодаре управляет 25 точками по стране) Александр Зимин научился делать замороженный йогурт сам. В 2010-м он обратил внимание на рост популярности йогурта за рубежом и решил добавить новый продукт в свой ассортимент. Компания закупила полуфабрикаты американских и корейских производителей, но ее собственные технологи остались ими недовольны: многие йогуртовые смеси предполагали разведение водой и содержали большое количество сахара, искусственных ингредиентов или загустителей. Тогда Yogumi разработала собственную рецептуру низкокалорийного замороженного продукта – на базе йогуртовой основы, поставщиков которой Зимин нашел в Италии.

Для полученных рецептов инженеры Yogumi доработали и конструкцию машин – сейчас сеть продаетусовершенствованные фризеры собственной марки.

Первый йогурт-бар Yogumi был открыт в одном из краснодарских торговых центров в 2011-м. Спустя два года первую точку пришлось закрыть из-за окончания договора с арендатором, и предприниматель сконцентрировался на консалтинге. На первых порах за символичные 100 тыс. руб. Зимин передавал рецепты, объяснял, какое нужно оборудование и помогал выходить на поставщиков. Так появились более 10 разных баров, для которых команда Зимина выступала как партнер-консультант.

Затем Yogumi вышла на российский рынок с франчайзинговым предложением: паушальный взнос составляет 100‒150 тыс. руб., общая сумма вложений в точку 0,7‒1,5 млн руб. Зимин получает роялти в размере 5% от оборота франчайзингового йогурт-бара. Он обещает потенциальным партнерам окупаемость от 3 до 6 месяцев и выручку в 120‒250 тыс. руб. в месяц. Средний чек посетителя (с учетом кофе, коктейлей и лимонадов) колеблется от 150 до 220 руб. Александр Анатольевич  надеется удвоить франчайзинговую сеть до конца года.

Если раньше стратегия Yogumi подразумевала выход в города с населением до 1 млн человек, которые федеральным игрокам с западными франшизами не интересны, то теперь фирма готова работать с партнерами из любых регионов, в том числе из Москвы. «Йогурт-бары – пустующая рыночная ниша в большинстве городов России», – считает Зимин. Йогуртовый бум Собеседники РБК считают, что в мире замороженные йогурты находятся на пике популярности – с легкой руки американской сети Pinkberry и корейской Red Mango. Именно они предложили современную концепцию self-service йогуртовых кафе: посетитель сам выбирает размер стаканчика для порции йогурта и может добавить любые вкусы на выбор. Pinkberry предлагает положить йогурт в рожок, сделать с йогуртом фруктовое парфе или смузи.

Исследовательская компания IndexBox подсчитала, что продажи замороженных йогуртов в России за 2013 год выросли в шесть раз, примерно до 1,4 млрд руб. (около $40 млн).

Но в 2014-м, по словам аналитика IndexBox Романа Алферова, на темпах роста негативно скажется продуктовое эмбарго. «Почти все крупные игроки привозят йогуртовый порошок из США и разводят его на местах, – говорит Алферов. – После запрета на ввоз молочной продукции йогуртерии должны искать отечественных поставщиков, а с этим будут сложности. Крупные заводы неохотно работают с заказчиками небольших партий, а фермеры не могут гарантировать стабильность поставок».

Yogumi признает наличие проблемы. «Мы по максимуму закупили сырье – напрямую у поставщиков и со складов, так что сможем обеспечить жизнь всех наших франчайзи на год, – гордится своей прозорливостью Зимин.

– Те, кто завязан по рецептуре на американских или европейских поставщиков, могут пострадать.

Мы с собственной рецептурой – более гибкие, можем менять иностранных поставщиков под наши ингредиенты».

Источник: Газета РБК — http://www.rbcdaily.ru/business/562949992671583